Маги в плену льда (Спящая красавица)

26.01.2018, 09:15 Автор: Татьяна Хмельницкая


Показано 1 из 5 страниц

1 2 3 4 ... 5


ЧЕРНОВИК
       

ГЛАВА 1


       Звякнул колокольчик над входной дверью. Среагировав, я подняла голову, сосредоточив взор на посетителе. В дверях магазина стояла рыжеволосая девушка в длинной шубе из горностая в «пятнышко», напоминающую мантию короля. В руках она держала маленькую сумочку из гладкой кожи.
       Небольшая площадка с лесенкой возле входа – часть хорошо продуманного дизайна, который помогал мне оценить клиента до того момента, когда он заметит меня и попросит продать ему снадобье или магический амулет. Я щепетильна в вопросах клиентуры, потому не хуже старателя на золотых приисках добывала себе лучших покупателей, отвоёвывая рынок сбыта продукции у конкурентов.
       Моему бизнесу в этом году вот уже десять лет и начала я его с того, что полностью перестроила выкупленное мной помещение. Появилась лестница у входа, для создания которой пришлось изменить отметку уровня пола – сделать её гораздо ниже. Несколько витрин, склады по направлениям магии, комната для ожидания заказа и личный, маленький, но уютный кабинет стали частью остального интерьера.
       Случалось беседовать и с контрабандистами, отступниками, колдунами под санкциями, пиратами, живущими на нетрудовые доходы от колдовства, впихивающими свой товар, представляясь агентами несуществующих магических фирм и мелких артелей лекарей-травников. Я считала ниже своего достоинства связываться с сомнительными поставщиками.
       Вот и сейчас я беглым взором пробежалась по стройной фигурке юной прелестницы, желая оценить её родовитость и проблему, которая привела девушку в мой магазин.
       Незнакомка осмотрелась и стала спускаться по ступенькам в зал, держась за витиеватые кованые перила лестницы. Делала она это весьма грациозно, с той долей лености, какая присуща выпускницам закрытых школ. Там этому учат с первого класса, чтобы воспитанницы могли блеснуть в обществе своими манерами.
       Но незнакомка человек – видно по глазам, в которых не плещется света магии, и тем сильнее меня смущало её появление в моём магазине. Люди, за большим исключением, допускаются к занятиям в закрытых школах для чародеев. Курс обучения в них сводится, скорее, к анализу свойств магии и реакции на её проявление, чем обучению чародейству.
       Так что девушка забыла здесь?
       Причина в Новогодних балах?
       Вполне себе весомый аргумент для появления на публике, но не настолько серьёзный, чтобы человеку покупать амулет или сбор магических трав. Думаю, предстоящие новогодние ассамблеи – вечеринки в стиле ретро для родовитых семей, – стали поводом для визита в мой магазин. Ну, или дань традиции, плюс настоящий бал. Получается, у юной девы серьёзное мероприятие намечается, на которое приглашаются люди.
       К неодарённым, пусть даже из благородных семей, в нашем кругу относились прохладно – по себе знаю. Хорошей партии нам не видать, как своих ушей, и всё на что мы можем рассчитывать: жить собственным трудом, водить плотные знакомства с людьми и не разрывать связи с родом.
       Кстати, я тоже собиралась всю жизнь существовать по правилам, если бы не жених – кудесник.
       М-да. Если бы не он…
       Я покопалась в памяти, размышляя на кого из знакомых похожа посетительница. Безуспешно. Могла с уверенностью сказать лишь одно: семья у девицы благородная и явилась она сюда целенаправленно. Мой магазин – магнит для знати, ведь под вывеской с названием «Мир иллюзий» красовался вензель моей семьи, принадлежащей к элите королевства.
       Моя фамилия Мирта. Семья принадлежала к одной из ветвей правящей династии, а если более подробно, то папа приходился королю и принцу пятиюродным братом. Репутация, которую я «намыла», точно кусок золота, и герб семьи предполагали, что случайных гостей в моём магазине встретить трудно: сплошь уважаемые люди, маги и оборотни. Но кто эта юная особа?
       От того, что я не могла вспомнить девушку, мне стало некомфортно.
       Может у школьницы помолвка кого-то из родни? Или знакомство с женихом и его родственниками, готовыми окольцевать своего отпрыска с человеком? Вернее, как у нас говорят: с носителем дара.
       Не исключены оба варианта. Снова назрел вопрос: из какой она семьи?
       Я пододвинула к себе каталоги с артефактами и мелкими сувенирами с положительной энергетикой, вполне подходящие для презента в обоих случаях. Наблюдая за движениями рыжеволосой прелестницы, положила перед собой ещё и предложение по новогодним подаркам. Выдохнула, и позволила себе растянуть губы в приветственной улыбке – у меня всё подготовлено.
        Судя по бледному личику, наивному взору голубых глаз, носику усыпанному веснушками, пухлым губкам, не тронутым помадой, я сразу поняла, что просьба будет либо тривиальной, либо необычной.
       Ой, а вдруг я ошибаюсь? Голова только и забита, что новогодними коллекциями. А что если тут другое, подпадающее под серьёзные статьи законов?
       Мне проблемы не нужны.
       На всякий случай, я пододвинула ближе к себе «Кодекс королевства» и пухлую папку с указами короля. В ней был распечатан последний из них: «О браках между оборотнями и магами, и о принуждении обеих сторон к связям».
       М-да, много судеб разбилось о привороты! Увы, юные красавицы из богатых семей, приевшись кавалерами элиты, порой всерьёз увлекались оборотнями и с упоением страдали от романтических порывов. Последствия таких опьянений порой заканчивались трагически, потому королю пришлось озаботиться указом и создать регламент отношений между чародейскими народами.
       Теперь, после выхода регламента, частыми просьбами к кудесникам и колдунам стали флаконы с зельем для временного приворота, разрешенного в наших кругах и подподающего под статьи административного наказания.
       Надо быть начеку.
       – Здравствуйте, – улыбнулась я, когда девушка приблизилась к узкой тумбе, за которой я стояла. – Чем могу помочь?
       Девушка остановилась возле прилавка, бросила на меня быстрый оценивающий взгляд, после чего подарила смущённую улыбку в ответ:
       – Вы Эмма Мирта, не так ли?
       – Совершенно верно, это я. Добро пожаловать в мой магазин. Чем могу вам помочь? С кем имею честь разговаривать?
       Колокольчик снова звякнул, и незнакомка обернулась, так и не сказав ничего в ответ. Мне показалось, что она вдохнула, а выдохнуть забыла. Впрочем, я её понимала: появление моего жениха приковывало внимание всех девушек от четырнадцати до двухсот лет.
       Всех, кроме меня.
       На лестнице стоял Эммануила Золотников собственной персоной.
       Так уж сложилось, что я совершенно равнодушна к брюнету из клана магов огня, за которого меня сосватали ровно десять лет назад по обоюдному желанию и выгоде.
       Я родилась человеком и особыми способностями не обладала. Впрочем, по праву родословной считалась носительницей дара, потому нескончаемый поток женихов начал литься в двери нашего дома, начиная с моего пятнадцатилетия.
       К семнадцати я заболела идеей создания собственного магазина, но лицензия мне не полагалась, из-за статьи тысяча пятой «Кодекса королевства», в которой говорилось, что человек без дара не имел права заниматься производством и продажей амулетов, трав, снадобий и прочего. Исключением были люди – потомки магов, заключившие брачные договоры или помолвленные с чародеями. В статье пояснялось, что в случае заключения брака, супруг или супруга, обладающие даром, брали торговлю под контроль. Этому пункту более тысячи лет, но в наш просвещённый век он по-прежнему соблюдался.
       Анахронизм, честное слово!
       Именно в тот момент нас свела судьба с Эммануилом. У кудесника были проблемы с законом и красотки, влюблённые в него, не могли повлиять на это, как не старались. Очень много слухов ходило о той истории, но доподлинно её не знал никто. Видимо проступок был серьёзным, раз Эммануил согласился попросить руку и сердце у неодарённой.
       Обе семьи желали объединения. Я же считала ситуацию странной, и чувствовала себя обманутой папой и мамой, преданной ими. Но Эммануил сумел подкупить меня крупной суммой денег, которую обязан был подарить, как своей невесте при заключении договора помолвки. Он дал мне их раньше установленного традициями срока, чем завоевал мою благосклонность к его персоне.
       Денег хватило на покупку и перестройку помещения в кратчайшие сроки, а так же на заключение договор с чародеями и поставку первых амулетов, артефактов и травяных сборов. К тому же мы с женихом договорились, что каждый из нас живёт, как ему заблагорассудится и встречается, с кем хочет, а для общества мы остаёмся парой.
       До этой поры наш уговор действовал и сбоев не давал. Правда, приходилось ездить на приёмы вместе и показываться на людях не реже раза в неделю, но игра стоила свеч – появлялись клиенты, а тесное общение с женихом меня не напрягало.
       Пока Эммануил спускался по лестнице и проходил мимо витрин, рыжеволосая девушка даже не шелохнулась, а я пыталась вспомнить сегодняшнюю дату. По всему выходило, что визит суженного имел определённую подоплёку, и раз он здесь – значит, сегодня юбилей нашей с ним помолвки.
       Не выдержав, я метнулась к дамской сумочке, в которой лежал мобильный телефон, достала его и включила экран. Так и есть! Сегодня круглая дата – юбилей нашего своеобразного союза, а сообщение, которое прислал жених, подтверждало это обстоятельство.
       Бросив телефон в сумку, я вернулась к стойке.
       Карие глаза Эммануила засветились счастьем (впрочем, как и всегда), когда он заметил меня. На губах заиграла лёгкая, добродушная улыбка. Высокие скулы, гладко выбритое лицо, зачёсанные назад чёрные волосы, расстёгнутая шуба и белая рубашка под ней с фамильной брошью на галстуке, навевали мысли о недоразумении, которое может произойти: сегодня придётся топать с ним в ресторан.
       Я нервно сглотнула. Захотелось откланяться и, сославшись на усталость или неотложные дела, сбежать.
       Десять лет мы с Эммануилом в состоянии помолвки. За это время он сменил женщин больше, чем бриллиантов в королевской короне – это широко обсуждалось в аристократическом обществе. Я тоже проводила время с толком и помимо бизнеса у меня бывали короткие романы с простолюдинами. Мне казалось, что в глазах публики я выглядела невинной и кроткой, словно агнец, на фоне любвеобильного жениха. Всё это не более чем продуманный имидж, и я смотрелась с выгодной для себя стороны. Мне ни к чему разные толки, которые могут повлиять на бизнес, потому о моих романах никто не знал.
       – Добрый день, прекрасные дамы, – начал Эммануил, а рыжеволосая девушка шумно выдохнула своё приветствие. – Рад видеть вас, прекрасная Шарлет.
       О, святая простота! Она только сейчас начала дышать? Ха!
       Шарлет? Шарлет… Имя знакомое, но припомнить не могла.
       Я тоже поздоровалась и тут же спросила:
       – Простите, Шарлет. С чем пожаловал, дорогой?
       Возникла пауза, во время которой Эммануил улыбался юной прелестнице, теребя цветущую ветку яблони, принесённую с собой. Я сверлила его глазами мысленно моля не говорить того, что я слышать не хотела.
       У меня на сегодня назначена встреча с адвокатом, который занимался возможностью обойти статью закона. Тогда я освобожусь от Эммануила, и может быть, даже встречу любовь. Кто ж знает, где судьба найдёт? Пока брюнет ходит в женихах, хорошей партии мне не светит. А господин адвокат убедил меня, что надежда на оставление за собой магазина существует. Я ему верила.
       – Простите, Шарлет, мне нужно напомнить моей невесте, что сегодня ровно десять лет, как она открыла своё дело. Я хотел бы тебя поздравить, дорогая моя Эмма.
       Эммануил протянул мне цветущую ветку и широко улыбнулся.
       – Спасибо, – холодно произнесла я.
       Чтобы смягчить тон помялась и добавила:
        – Дорогой, ко мне пришла очаровательная гостья.
       Рыжая девушка сразу опомнилась, поняв, что говорили о ней. Собралась с духом, но продолжила таять под прямым взором брюнета, вновь обращенным на неё.
       – Прекрасная Шарлет, вы не находите, что иметь невесту, имеющую свой бизнес и работающую в нём, весьма трудно? Эмма пропадает на работе, а я провожу время в ожидании, когда она скажет мне: «да». Тогда наши с ней сердца воссоединятся навеки. Так прошло десять лет, и даже сегодня она забыла о нашем ужине, приглашение на который получила неделю назад.
       – Дела, я понимаю, – смутившись, произнесла девушка в ответ, и покосилась на меня. – Но это прекрасно ждать такую безупречную женщину с работы, приглашать её на ужин в ресторан.
       Это что сейчас такое было? И с чего юная особа вдруг стала расточать мне комплименты, при этом прожигая моего жениха восхищенным взором?
       Я лёгким движением руки отодвинула «Кодекс королевства» и развернула нарядный, дизайнерский буклет, который накануне закончил художник и, широко улыбнувшись, напомнила:
       – Кстати о работе. Скоро новогодние балы начнутся, поздравления, подарки. Вы желали бы приобрести нечто особенное? Я буду рада вам помочь с выбором, Шарлет...
       – Шарлет Грози, – представилась девушка. – Я ищу действительно нечто необычное. Мой папа, Уорнер Грози, желает объявить о помолвке на Новогодней ассамблее. Я хотела бы подарить его избраннице что-то необычное, чтобы завоевать её расположение.
       Ого! Уорнер Грози в седьмой раз решил жениться?
       Стоп! Это «ого» вторично, первично другое – оно относилось к самой Шарлет.
       Ого! Не мудрено, что я не смогла узнать Шарлет Грози. Она была дочерью советника короля от первого брака. Жена умерла в родах или сразу после них. Вторая жена настояла, чтобы маленькая Шарлет воспитывалась в специальном закрытом пансионате, куда девочка и попала в возрасте, кажется, четырёх или пяти лет. Последующие жены умирали, но Шарлет уже училась в закрытой элитной школе. Потому посетительница мне не знакома визуально, зато её история на слуху. И вот Шарлет тут, а её отец решил снова связать себя узами брака.
       Мы с Эммануилом переглянулись, но в глазах жениха я прочитала подтверждение слов девушки.
       – Поздравляю вас, – улыбнулась я. – Но чтобы выбрать подарок для невесты вашего отца, необходимо знать к какому из народов она принадлежит.
       – Она – маг. Стихийница. Точнее: ей подвластна стужа.
       – Уж не потому ли старина Уорнер решил сделать предложение Розалине Гарнье на глазах у всех во время новогоднего бала? – растянул губы в улыбке Эммануил. – Ты не находишь, Эмма, что это удивительно романтично? Вы знаете, Шарлет, когда я сделал предложение Эмме, то наш с ней праздник длился не больше пятнадцати минут. Как только мы поставили подписи под договором, она тут же убежала на приёмку своего магазина, оставив меня в полном одиночестве.
       Ничего себе! Губа не дура у господина Уорнера! Розалина Гарнье была племянницей жены принца, а это всё равно, что племянница короля!
       – Я видела табличку перед входом, – продолжила щебетать Шарлет, – на ней написано, что в Новогоднюю ночь вашему магазину ровно десять лет. У вас прекрасная репутация. И мне что-то подсказывает, что Эммануил немного кокетничает, когда выказывает переживания из-за вашего бизнеса. Я уверена: он гордится вами.
       – Спасибо. По случаю юбилея обещаны скидки на всю предновогоднюю неделю, – кивнула я, мягко улыбаясь.
       – Отлично! – кивнула Шарлет.
       Чтобы не продолжать затянувшийся разговор о светских делах, пришлось напомнить милой девушке о цели её визита:
       – Предлагаю приступить к выбору?
       Решено было начать с каталога праздничных сюрпризов. Шарлет Грози с ним ознакомилась и выбрала пару безделушек, годившихся для дарения светским особам. Затем что-то приобрела для подруг.
       

Показано 1 из 5 страниц

1 2 3 4 ... 5