Золотые крылья сильфиды

23.04.2017, 12:55 Автор: Анна Азарцева


Показано 1 из 29 страниц

1 2 3 4 ... 28 29


Пролог.


       
       — Лазария, нам надо срочно уходить!
       Мужчина в серебристых доспехах тревожно оглянулся на запертую дверь. Герцог мог появится в любой момент, и тогда ни рыцарю, ни его сестре уж точно уйти мирно не удастся. И драться с ним не хотелось - как бы мужчина ни относился к мужу Лазарии, но герцог все-таки приходился ему родственником.
       Но за дверью была слышна лишь суета служанок, убирающих господскую спальню после родов Лазарии, да их недовольные ворчания. Как же, госпожа герцогиня выгнала всех слуг, даже кормилицу, из детской, чтобы никто не помешал ее колдовским ритуалам.
       — Лазария!
       Она его не слышала. В белом наглухо закрытом платье, словно в похоронном саване, убрав свои роскошные золотые волосы в туго стянутую косу под светлым тонким шарфом, она склонилась над детской кроваткой и шептала одно заклинание за другим. Из воздуха появлялись искрящие голубые молнии и впивались в тело ребенка, но малыш не плакал и не кривил беззубый ротик, он лишь пристально и очень внимательно смотрел на мать. Лазарии казалось, что ребенок пытается запомнить ее черты, понимая, что больше никогда не увидит. Она старалась не обращать внимания на слишком взрослый взгляд младенца, иначе ее сердце бы не выдержало расставания.
       Следующее заклинание. И еще одно, и еще…
       Быстрый взгляд на окно, затем на брата, и… Не сдержалась. Горло сдавил комок, из глаз рекой полились слезы, голос начал срываться. Протянула руки к колыбельке и подхватила малютку.
       — Трис! – заголосила она, прижимая к себе дочь, - Моя Трис!! Как же я буду без тебя?!
       Лазария упала на колени перед колыбелькой, захлебываясь слезами.
       — Да что ж ты…! – рыцарь шагнул вперед, резко склонился к сестре. Поднял ее на ноги, развернул к себе и замахнулся. Пара хлестких пощечин, и женщина вновь смотрит на него ясно и твердо, свободной ладонью утирая то ли слезы с щек, то ли пощечины. Кивнула, принимая такой сомнительный жест заботы, положила ребенка обратно в кроватку и снова склонилась над младенцем, бормоча заклинания.
       Золотистый пушок на голове ребенка резко темнел, светло - голубые, прозрачные как чистейшая вода, глаза становились черными и более раскосыми.
       Но в попытке спасти жизнь дочери, Лазария все силы отдавала за закрывающие заклинания, забывая о себе.
       — Лазария! - рыцарь с нарастающим ужасом смотрел, как над светлой спиной его сестры начал выстраиваться золотистый контур. - Лазария, твои крылья!
       Вот уже проявились края перьев, длинных, чуть завивающихся на концах, замерцал абрис больших, в рост человека, крыльев. Он был еще еле виден, но счет шел уже даже не на минуты. Как только крылья Лазарии проявятся в полную силу, женщина и ее ребенок мгновенно станут врагами для всех во дворце. Смертельными врагами.
       Рыцарь подошел к окну и распахнул его. Глянул вниз, прикидывая, хватит ли высоты, не разобьются ли они. Сестра была еще слишком слаба, силы после родов вернулись не полностью, и ему придется одновременно удерживать на крыле обессиленную женщину и защищаться от погони, если они не успеют незаметно уйти.
       А золотые крылья сестры будут слишком заметны в ночной темноте.
       — Лазария, время вышло! – брат решительно шагнул к сестре и взял ее за локоть, - Дочери герцог ничего не сделает, а вот нам может не поздоровится!!
       Колдунья подняла темноволосого младенца на руки и крепко поцеловала, шепча в перерывах между всхлипами нежные ласковые слова.
       — Трис! Моя девочка! – Лазария закрыла рот ладонью, чтобы рыдания не рвались наружу. С трудом заставила себя уложить ребенка в резную деревянную кроватку.
       — Ей здесь будет лучше! – брат тянул женщину к окну.
       — Трис!!
       — Уходим!
       Он встал на подоконник и резким движением поднял сестру на руки. Шарф слетел с ее головы и упал на пол. Шаг вперед, рывок вверх и в небе развернулись черные как смоль крылья.
       …
       Высокий грузный мужчина в мундире стремительно вошел в детскую, по - военному чеканя шаг. Его темно - зеленый плащ с родовым герцогским гербом в виде черного атакующего орла зловеще развивался за спиной.
       — Лейзия!
       Следом за ним в дверь тихонько прошмыгнула молодая девушка в коричневом шерстяном платье и белом переднике. Рыжие косы на голове были собраны в тугой узел, с пояса свисала связка ключей. Но ее лицо было бледным как смерть, а руки тряслись от страха. Увидев, что герцогиня исчезла, а на полу у окна валяется ее белая накидка, служанка тихо охнула и прижала руки ко рту, давя рыдания. Только повернулась к колыбели, как герцог обернулся на едва слышный шорох и грозно нахмурился:
       — Где моя жена?!
       Служанка почти рухнула на пол в глубоком реверансе:
       — Не могу знать, ваша светлость!
       — Что? – герцогский рев, казалось, сотряс комнату до основания, - Что значит – не знаю? Куда она делась? Проморгали, скоты?! – он заходил по комнате, - Лейзия! Лейзия!! Где ты, мерзавка?! От меня все равно не спрячешься!
       Служанка еще больше скрючилась на полу, стараясь стать как можно более незаметной.
       — Лейзия!! - герцог, увидев, наконец, шарф на полу, отдернул шторы с раскрытого настежь окна и выглянул вниз, словно надеясь увидеть на вымощенной булыжниками площади светлый силуэт своей жены. В ночной темноте двор, вымощенный булыжником, казался безлюдным и пустым. Все, даже дворовые собаки, спрятались от яростного гнева герцога.
       — Лейзия, паршивка! - он отвернулся от окна и шагнул к кроватке младенца. Лицо герцога перекосила злобная гримаса, когда его взгляд упал на девочку. - Еще одну девку мне родила!
       Служанка опасливо поднялась с колен и метнулась к колыбели. Ребенок был укутан вышитым одеялом, герцогские орлы на белоснежной ткани показались его светлости настоящим издевательством.
       — Мартина! – рявкнул герцог на служанку, - Убери это отсюда! Еще одна девка мне не нужна!
       Девушка испуганно оглянулась.
       — Ты меня не слышала?! А, ну, … - он замахнулся было на служанку, но тут в детскую вошли еще двое мужчин. Оба высокие, стройные, черноволосые и неуловимо похожие друг на друга. Их различала только одежда. Первый носил темный камзол без всякой вышивки и драгоценностей, на ногах – плотные штаны из черной кожи. Второй был одет в легкие доспехи, в руках он держал шлем с большим цветастым плюмажем.
       Мужчины подошли к детской колыбели и заглянули в нее. Мартина хотела закрыть от них младенца, но рыцарь остановил ее.
       — Это ведь ребенок. Мы не причиним ему вреда, - он положил свой шлем на край кроватки.
       — Это девочка, - с легкой улыбкой уточнил его брат и поправил одеяльце, - Как ее назвали?
       — Герцогиня хотела назвать дочку Лиатрис, - тихо ответила Мартина, с опаской косясь на разъяренного герцога. Но в компании двух незнакомцев ей почему-то стало гораздо спокойней. Она твердо знала, что они не дадут ребенка в обиду.
       — Девка! Еще одна девка! – снова начал бушевать герцог, - Найду Лейзию–за косы спущу с лестницы!
       — Девочки тоже нужны, твоя светлость, - проговорил рыцарь, поглаживая Трис по тоненьким темным волосикам.
       — Где моя жена?! – его светлость предпочел не заметить этого.
       — Мы не знаем, ваша светлость, - Мартину начала бить нервная дрожь, - Она…Она приказала не беспокоить ее… Мы даже подумать не могли… Она же, наверное… Моя госпожа, моя госпожа! – Мартина пару раз всхлипнула, прижимая к себе Трис.
       — Идиотка! – бросил в сердцах герцог и поморщился, слезы женщин его всегда раздражали. - Покажи мне ребенка!
       Мартина, утерев слезы, подошла ближе и одной рукой откинула тонкое покрывало с личика младенца. Темный клок волос герцог увидел сразу и повернулся к своим гостям:
       — Вы сказали, что моя жена опасна!
       Двое переглянулись.
       — Мы лишь предположили это, - лениво проговорил темный.
       — Мы не утверждали, что Лейзия окажется той самой! – вторил ему второй.
       Герцог побагровел.
       — Вы мне клялись! - и он сжал кулаки, - Я бросил все дела на границе и понесся сюда сломя голову, потому что вы обещали, что мой сын родится чудовищем!
       — Мы лишь предположили.
       — Мы не обещали.
       — Вы должны быть рады.
       — Это… это не сын, - пискнула Мартина.
       — Что? – повернулся к ней герцог.
       — Это девочка! – она любяще посмотрела на малышку, - Маленькая хорошенькая девочка!
       — Вон! – взревел герцог, - Пошла вон, паршивка! И девчонку убрать с глаз моих! Вон из замка! Вон с моих земель!
       — Но… ваша светлость…!
       — Я сказал - вон! – рявкнул герцог и снова замахнулся на Мартину. Та шарахнулась в сторону и укрыла собой Трис от отцовского гнева, показывая всем видом, что защищать девочку будет до конца. Близнецы синхронно шагнули вперед. Рыцарь словно невзначай чуть посторонился и встал перед Мартиной, заслоняя ее и ребенка.
       — Слишком многие знают, что у вас родилась дочка, герцог, - тихо проговорил темный, - Оставьте малышку, она все-таки наполовину ваша дочь.
       — Мне не нужна еще одна девка!!
       — В будущем это хорошее вложение средств, если удачно ее выдать замуж.
       — У меня уже есть два таких вложения…
       — Вы должны ее оставить! – спокойно, но очень настойчиво вторил брату рыцарь.
       Герцог сверлил их бешенным взглядом, но близнецы никак не реагировали ни на гнев его светлости, ни на его тяжелое сопение. Наконец, герцог сплюнул и, зло кривя губы, бросил Мартине:
       — Ладно, занимайся ею. Только ко мне не подпускай! – он развернулся уйти, - Гарольд говорил, что у рода Харборнов есть девица на выданье. Надеюсь, их род плодовитый.
       …
       Близнецы равнодушно смотрели, как взбешенный герцог удаляется по коридору. Рев разъяренного отца - неудачника был слышен еще долго – он изливал свой гнев из-за рождения нежеланной дочери на всех, кто попадался на глаза.
       Темный едва слышно проговорил:
       — Ты уверен, что ребенок действительно обычный?
       Рыцарь оглянулся на Мартину, которая, утирая слезы, заворковала над ребенком:
       — А ты был бы в этом уверен, зная, кто его мать?
       Темный посмотрел на брата тяжелым взглядом, потер задумчиво подбородок и качнул в сомнении головой:
       — Никакая мать бы не бросила новорожденного…
       — Если бы не знала, что ей грозит смерть, - подхватил его мысль рыцарь, - Но мы же говорим о Лазарии, верно? – и категорично закончил, - За девчонкой будем следить. Какой бы тварью Лазария ни была, но она все-таки женщина и мать. И если…
       — Когда!
       — Когда девчонка станет совершеннолетней, мы за ней придем.
       — Главное – успеть до Лазарии.
       Рыцарь подхватил свой шлем, мазнув длинными перьями плюмажа по камзолу брата:
       — Не опоздаем, не переживай!
       


       
       Глава 1


       
       Прошло двадцать лет.
       
       Он лежал огромной антрацитовой тушей на зеленой траве, спелёнатый шнурами магической ловушки как младенец. Ее я сразу узнала: дядюшка Мариус, выйдя в отставку с должности егеря его светлости, получил пожизненное право охотится в герцогских лесах и закупал такие ловушки у знакомого мага за полцены.
       Майский лес звенел птичьими трелями, скрипел старыми ветвями деревьев и шелестел молодой листвой. Лишь на этой небольшой полянке было очень тихо. Опасно тихо. Дракона боялись все звери и птицы, даже если он и представлял собой сейчас безопасную тушу. Кожистые крылья были плотно прижаты к телу, закрывая мощные лапы, но длинный шипастый хвост и острые клыки никуда не делись.
       — Помоги! - он едва слышно простонал и бессильно приподнял рогатую голову.
       Я с опаской шагнула ближе. Как ни крути, это все-таки дракон. Старая Берта, дворцовая кухарка, часто рассказывала мне про них в детстве, правда, в основном пугала страшилками. Впрочем, правды в ее словах тоже было достаточно.
       Драконы – раса разумная, высшая, как они сами себя называли. Элита Валиноса, первородные благороднейшей крови, рожденные из крови титана - создателя Террасиана… и далее, и далее, и далее. Куча эпитетов и огромное самомнение. К остальным расам нашего мира: людям, эльфам, дроу, дэвам и фейри, драконы относились в лучшем случае со снисходительным презрением, в худшем… Мда, об этом лучше не вспоминать.
       Но самую яростную ненависть драконы питали к своим давним едва ли не с начала времен врагам – сильфам. В далеком прошлом между этими двумя расами бушевали такие войны, что Валинос, наш мир, несколько раз стоял на грани уничтожения и только вмешательство титанов - создателей заставляло их заключать между собой хрупкое перемирие.
       Принимая человеческий вид, драконы становились высокими, стройными, темноволосыми и очень красивыми. Для многих женщины разных рас они были эталоном мужества, силы, храбрости и ума. Драконы порой этим пользовались - не чурались брать девушек других рас в наложницы, благо что во втором своем обличии они выглядели как люди и анатомия позволяла даже иметь межрасовых детей. А вот заключать официальный брак со своими любовницами драконы не собирались. Развлекаться на стороне – пожалуйста, но вводить ту же эльфийку в свою семью – ни за что.
       В своей же первоначальной форме драконы выглядели так же как этот, что лежал сейчас на земле, – огромные, крылатые, когтистые и шипастые. Ходячая смерть.
       Правда, сейчас эта ходячая смерть предстала передо мной беспомощной и униженной тем, что приходится просить о помощи человека.
       Я с опаской подошла ближе.
       Да, дядюшкина ловушка скрутила дракона на совесть, он не мог пошевелить ни лапой, ни крылом.
       — Помоги! – дракон еще раз простонал, уже более отчетливо. Приоткрыл большие глаза и пристально глянул на меня. - Помоги, мальчик!
       Мальчик?
       Да, на мне мужская куртка и кожаные штаны, и волосы я убрала под шапку, но спутать меня с мальчишкой можно только в страшном сне: на груди куртка очень даже выпуклая, а такой тонкой талии и широких бедер у парней обычно не бывает.
       Хотя… не известно, сколько этот дракон тут провалялся, может у него уже предсмертный бред.
       — Я не мальчик!
       — Девочка? – он удивленно дернул рогатой головой и смерил меня изучающим взглядом снизу - вверх, отдельно останавливаясь на груди и ногах, - Да, действительно девочка.
       Нет, до смерти ему еще очень далеко. Вон как ухмыльнулся пошленько. Такими улыбочками провожают служанок молодые конюхи в замковой конюшне, еще и присвистывают, когда девушки отвечают им подмигиваниями и воздушными поцелуями.
       Я набралась храбрости, хотя колени заметно тряслись, и подошла еще ближе:
       — Что мне будет, если я тебе помогу?
       Он хмыкнул.
       — А ты знаешь правила, девчонка! Лучше спроси, чего тебе за это не будет.
       Ха, уже не девочка и помоги, а девчонка и с угрозами? Хорош же этот отчаянно нуждающийся!
       — И чего не будет?
       — Я тебя не съем!
       Да он хам! Решил взять на испуг?!
       За кого он меня принимает? За деревенскую простушку, которая о драконах только от бабки - знахарки слышала? Все мало - мальски образованные люди знают, что драконы не едят человечину. Ни эльфятину, ни дэвов, ни дроу. Они вообще не питаются разумными существами.
       Я сложила руки на груди.
       — Если я уйду вот прямо сейчас, то ты уж точно меня не съешь. А если останусь и освобожу – еще не факт.
       Он гневно рыкнул:
       — Помоги, не трону!
       — И все?
       Ну уж нет. Если я помогаю дракону, то и награду хочу за это получить драконью. Желательно по размеру, а не по характеру.
       — Что хочешь? – он набычился, выставляя вперед длинные изогнутые рога.
       — Я подумаю, - я хитро улыбнулась и уселась на траву. Дракон раздраженно фыркнул и выпустил из ноздрей пар.
       За хамство надо платить, так что господину дракону придется чуть - чуть понервничать. Совсем чуть - чуть. Но того времени, что я придумываю себе награду, вполне хватит, чтобы и он задумался о том, что такое благодарность за помощь, когда ты в безвыходном положении.

Показано 1 из 29 страниц

1 2 3 4 ... 28 29


Комментировать произведение

Обсуждения у друзей автора20

Обсуждения на сайте20