Королевская гончая

28.09.2018, 08:04 Автор: Оливия Штерн

Закрыть настройки

Показано 1 из 12 страниц

1 2 3 4 ... 11 12


ГЛАВА 1. ИМПЕРАТОР, ПРОКЛЯТИЕ, БЕЗЫМЯННАЯ


       … - Вы все сдохнете, - глядя в объектив камеры, сказала королева, - я об этом позаботилась. И тогда империи конец. Скоро.
       Пальцы дрогнули на панели управления, механически отматывая назад. В начало. Конец записи был неприятен, смотреть на умирающих – вообще занятие специфическое, даже если умирает мятежная королева, даже если от вколотого в вену препарата. И снова:
       «Вы все сдохнете».
       Непоколебимая уверенность и фанатичный блеск в светло-серых глазах. Тонкие губы, которые она то и дело сжимает в линию. Запавшие желтоватые щеки.
       «Вы все сдохнете».
       Дарс и сам не понимал, зачем раз за разом пересматривает эту запись. Но казалось, что в этих последних словах королевы есть скрытое послание, и что остался совсем маленький, крошечный шаг до того, как он сможет постичь, расшифровать… Но нет.
       Ни единой здравой мысли в голове, кроме той, что нужно держать под контролем службу императорской безопасности. Что до королевы – ее было жаль. Она была безумна, говорят, с того самого момента, как на выходе из сигма-тоннеля взорвалась шхуна. Тогда на борту помимо членов экипажа находились ее муж и единственная дочь. И тогда же королева обвинила во всем Империю, мол, претендуете на нашу систему. А потом она начала войну…
       Что ж, единственным лекарством от безумия является смерть.
       Но в ушах по-прежнему звучало – «вы все сдохнете».
       Быть может, он что-то упустил?
       …Додумать ему не дали.
       Настойчиво пискнул оповещатель, и Дарсу не оставалось ничего иного, как откинуться на спинку кресла, прикрыть глаза и провалиться в нейропространство. Интегрированный в черепную кость чип позволял проделывать такие штуки даже не подключаясь к коммуникационной среде, что весьма наруку, когда ты – глава отдела императорской безопасности.
       В нейропространстве сегодня преобладали холодные сиреневые оттенки. Во всех измерениях переливались, мерцали агрегации, опутанные тысячами нитей открытых коммуникационных каналов. Это было похоже на друзы чудовищных размеров, опутанных паутиной – и такая же невесомая паутина тянулась от него самого вглубь радужного лабиринта. Дарс нырнул в открытый канал связи, перед глазами мигнуло, а в следующий миг перед мысленным взором уже развернулась новая картина: небольшое помещение без окон и дверей, стены голые, серые, тускло блестят металлической крошкой. Посреди комнаты стоял, заложив руки за спину, мужчина в темно-синем летном костюме. Здесь он выглядел так же, как и в жизни, только намного моложе: коротко постриженные черные волосы, скуластое лицо гладко выбрито. Хищный нос, вечно приподнятая, словно в насмешке, левая бровь. Синие глаза смотрят с хитрым прищуром.
       - Долгих лет Императору, - Дарс поклонился.
       - Долгих, долгих. Давай без формальностей, - Император поморщился, - мы на защищенном канале, вряд ли кто еще подключится. Скажи, удалось что-нибудь узнать? Зацепки? С кем она поддерживала связь в свои последние дни?
       Дарс пожал плечами.
       Император помнил о последних словах королевы.
       Более того, они его изрядно беспокоили – иначе к чему столь экстренный вызов?
       - Пока ничего… Есть мысли посмотреть на Белые Лилии, но не уверен, что у королевы с ними были какие-то дела. Впрочем, она ведь могла все это и просто так сказать. Ну, чтобы тебе кровь попортить. Чтобы запомнили, наконец.
       Император тяжело вздохнул. А потом глянул пронзительно-жалко и сказал:
       - Так уж получилось, что у нас нет с тобой наследников, братишка. Глядя на твоего сына, я даже пытаться не хочу… Но Империя, наша с тобой империя должна процветать. А для этого желательно, чтобы я или ты оставались живы еще лет десять.
       От этих слов, от напоминания о судьбе сына, как будто ржавым гвоздем провернули под ребрами. Дарс и рад бы отвернуться – но в нейропространстве куда ни глянь – везде будет собеседник. Бесполезно.
       - Ничего не случится, - глухо пробормотал он, - мы отслеживаем все, что только можно.
       …Где-то на границе сознания пиликнул оповещатель. Зловещим зеленым огоньком. Дарс поймал в щепоть новую невесомую нить канала связи, глянул виновато на Императора.
       - Прости… если это все, то я…
       - Понимаю, - боль в синих глазах, - сын.
       - Да, это из академии, - Дарс стиснул челюсти, - что он там еще натворил?
       - Я тоже хочу знать.
       Дарс расщепил канал надвое, одну часть протянул императору, вторую приложил к неощутимому в нейропространстве виску.
       - Сэр, это Ретри, - донеслось как будто издалека, - простие, сэр, что отвлекаю. У вашего сына уже третий день в апартаментах черт знает что творится, пьяная оргия. Он не желает никого пускать внутрь, сэр, было бы неплохо, если бы вы глянули…
       - Ну, вот видишь, - Дарс поднял глаза на брата, - ничего хорошего. Да и не могло быть ничего хорошего. Тот день, когда мы с тобой встретили бионика, оказался последним днем нашей нормальной жизни.
       Император молча махнул рукой – мол, отправляйся к своему отпрыску.
       … Вся его вина была в том, что очень хотелось детей. Его предупреждали о рисках, но тогда… казалось, что все это неправда. В конце концов, облако изменений, выпущенное подосланным биоником, задело их с братом совсем чуть-чуть, разреженным краем. Возможно, по замыслу убийцы, два консула, организовавших переворот, должны были погибнуть сразу. Но не получилось. Проклятие, осевшее в крови, коснулось только детей.
       

***


       Дарс Эшлин Квеон, младший брат нынешнего правителя империи Квеон, плеснул в лицо холодной водой, с силой провел по волосам пальцами. После выхода в нейропространство неприятно покалывало в висках, но это все ерунда, пройдет. Куда более важным было то, что Ретри, приставленный приглядывать за сыном, не справлялся. Затяжная пьянка в апартаментах академии – из рук вон плохо. Там ведь обучаются дети министров. Не всем понравится, когда у соседей на этаже дебош. В конце концов, пресса влезет куда не надо, а там и самого Императора начнут полоскать в своих дрянных медийных изданиях.
       В общем, надо было отправляться и приводить своего несчастного отпрыска в чувство. Впрочем, у Клайва Эшлин Квеон было серьезное оправдание столь неподобающему поведению: когда знаешь, что тебе отмеряно совсем мало времени до того, как превратишься в покрытого с головы до ног чешуей акда, еще не это начнешь вытворять.
       Настроение портилось с катастрофической скоростью.
       Выйдя из ванной, Дарс покрутил на запястье контролирующий браслет.
       - Магда, принесите мне, пожалуйста, мундир. Нет, не парадный. Вы не знаете, в чем я в ведомство хожу?
       Еще примерно через полчаса, облаченный в идеально отглаженную форму Императорской Службы безопасности, Дарс вернулся в кабинет, достал из сейфа точку входа в сигма-пространство. Она была выполнена в виде тяжелого перстня обтекаемой формы, покрытого черно-золотыми извитыми полосами, и это, черт возьми, было удобно. Правда, для загрузки новых карт приходилось подключаться к терминалу.
       Он водрузил кольцо на средний палец, привычно щелкнул ногтем по золотой завитушке. Пол под ногами провалился на мгновение, в лицо дохнуло холодом – и тут же сигма-тоннель схлопнулся, выплевывая его прямиком в апартаменты Клайва.
       Поморгав и сфокусировав зрение, Дарс огляделся.
       Спальня. Скомканная постель. На полу бардак – пустые бутылки, контейнеры с логотипом ресторана «Тарин», что на первом этаже. Пахнет сладковатым дымом айхи, запрещенным, между прочим, веществом. В углу, прислонившись к стене, мирно похрапывает незнакомый парнишка. Тишина, прерываемая звуками капающей где-то воды.
       Хмурясь, Дарс перешагнул через бутылку от элитного виски. Апартаменты были трехкомнатными, значит, Клайв или в гостиной, или в кабинете. Из спальни можно попасть в гостиную. Приторно-сладкий, с едва заметной горчинкой аромат айхи стал густым. Обкуренные придурки. Если только медийщики пронюхают, что единственный племянник Императора курит эту дрянь… О, даже страшно представить, какой вой поднимется.
       Дарс прислушался. Где-то продолжала капать вода. Тяжелые капли звучно плюхались на поверхность мраморной ванны. Паренек в углу всхрапнул, что-то невнятно пробормотал, сполз головой на пол.
       В груди стремительно собиралась тревога. Слишком тихо. Почему не слышно Клайва? А если…
       Он не дал себе додумать, что именно – а если. Резким движением толкнул дверь, шагнул в гостиную и с некоторым облегчением вздохнул. Клайв, живой и невредимый, сладко посапывал в кресле, подогнув под себя ноги. Смоляные волосы расплескались по светлой обивке, на губах блуждает улыбка. В соседнем кресле точно также спал приятель и одногруппник Клайва, Гай Вири.
       Дарс усмехнулся. Трехдневная пьянка, говорите?
       Ну, айхи, это, конечно, плохо.
       Но так… вроде все тихо-мирно. Небось, Ретри уже и забыл, каково это – студентом быть.
       И он уже было шагнул вперед, чтобы как следует встряхнуть великовозрастное дитятко, но взгляд мазнул по полу…
       В груди стало как-то тяжело и хрустко-холодно.
       Дарс невольно облизнул вмиг пересохшие губы.
       Все сжалось внутри, сначала медленно, а потом быстрее, больнее… и с размаху рухнуло в ледяную пустоту.
       На полу, среди контейнеров от пищи, среди оберток от плиток айхи, лежала совершенно голая девушка. Ее тонкие руки, покрытые черными синяками, были растянуты в стороны и привязаны к ножкам кресел. Ссадины и кровоподтеки были повсюду – на бедрах, на животе. И следы от чьих-то зубов на бледно-золотистой коже маленькой груди.
       Дарс медленно втянул воздух. Перевел взгляд на мирно посапывающего Клайва.
       Нет, это невозможно. Его сын, его мальчик, малыш, которого он носил на руках. Его несчастный сын, получивший проклятье бионика.
       … Оказывается, возможно. Пропустил, недосмотрел, слишком занят безопасностью Империи. Не увидел, когда мальчик превратился в монстра. Полностью его вина.
       Сглотнув вязкую слюну, Дарс неслышно шагнул вперед, склоняясь над неподвижно лежащей девушкой. У нее было узкое породистое лицо, левую скулу украшал бордовый синяк. Черные ресницы слиплись стрелками, на щеках высохшие дорожки от слез. Он прижал пальцы к шее, выдохнул с облегчением. Жива. Но, черт возьми, когда она очнется, когда выйдет из этой комнаты…
       Что тогда?
       Отвратительно. До леденящей, расползающейся по венам жути. До зубовного скрежета. И – все еще неприятие. Это не Клайв, он не мог, он не должен был…
       Дарс мотнул головой. Что ж, надо было что-то предпринимать.
       Еще один взгляд на сына.
       Затем – на распятую на полу жертву трех высокорожденных оболтусов.
       От девицы нужно было избавиться, и как можно скорее. Она ведь не будет молчать, и через несколько дней вся Империя – а это все же две звездных системы – будет в курсе, какие дивные родственники у Императора.
       Дарс присел на корточки, принялся отвязывать тонкие запястья от ножек кресел, время от времени посматривая на неподвижное лицо девушки. Черт. Да где же Клайв ее взял? Сокурсница? Нет, нет, невозможно…
       И поймал себя на том, что разглаживает багровые полосы, оставленные на бледной коже веревкой. Черт. Избавиться. Он ведь может. Служба Безопасности и не таких перемалывала, а тут всего лишь девчонка. Взгляд, помимо воли, цепляется за след от укуса на аккуратной женской груди. Кто? Неужели Клайв? Невозможно… Так не хочется в это верить, даже когда понимаешь, что твоему собственному ребенку осталось не так много до того момента, как он перестанет быть человеком.
       Вызвать Ретри. Пусть… сделает так, чтобы никто и никогда не узнал о том, что в этих апартаментах была девица. Запись подтереть, где нужно. Свидетелей убрать… Гхм… Не слишком ли много хлопот?
       А самое главное – не должен ли Клайв понести наказание?
       «Ему и без того мало осталось».
       Справившись с веревками, Дарс осторожно поднял девушку на руки – она оказалась очень легкой, худенькой. Пальцы скользнули по позвонкам вверх, поддерживая голову, запутались в густых волосах. Перекидывая ее на плечо, Дарс вдохнул слабый запах ванили.
       Избавиться, да. Но – хлопотно.
       Клайв продолжал мерно посапывать, откинув голову на пухлую спинку кресла. Справа, с груди на шею медленно, но неотвратимо ползет желтое чешуйчатое пятно. Снизу оно уже доросло до пояса, и никак не остановить…
       Малыш, которого он таскал на руках, который звонко хохотал, скатываясь в бассейн по водяной горке…
       Поддерживая бесчувственную девушку за колени, свободной рукой Дарс активировал сигма-тоннель. А вываливаясь обратно в свой кабинет, он уже придумал, как все устроить.
       

***


       Клайв примчался к вечеру. Глаза горят, растрепан, рукава белоснежной рубашки подкатаны до локтя. И с порога кабинета:
       - Где она? Это ты? Ты ее забрал? Только ты мог влезть ко мне, входная дверь была заперта на кодовый замок!
       - Садись, - указал на кресло. Сам остался сидеть за рабочим столом, положил руки на тонкую, словно мыльный пузырь, и прочную словно алмаз панель визуализатора.
       Клайв растерянно огляделся, затем подвинул к столу кресло и развязно в него плюхнулся. И снова:
       - Где она?!! Ты что, ее отпустил? Вот просто так?
       Несомненно, Клайву повезло, что он явился после того, как Дарс активировал медкапсулу, после того, как с руганью читал бегущие по визуализатору строки диагноза. Трещины в трех ребрах, многочисленные гематомы, а самое главное – и самое ужасное то, что… Впрочем, к вечеру медкапсула выполнила все необходимые манипуляции с вверенной ей пациенткой, девушка спала в одной из гостевых спален, и Дарс немного успокоился.
       - Как думаешь, сын, мне следует набить тебе морду? Или просто сдать тебя в службу Безопасности? – негромко спросил он, - с каких пор племянник Императора стал насильником?
       - Это не я, - кажется, Клайв слегка побледнел, - это не я.
       - Предположим, верю. – И правда, верил, потому что медкапсулу не обманешь, а следов деформированного генома на теле жертвы не обнаружилось, - Но ты там был, сын. И ты должен был остановить все это. Кто эта девушка?
       Клайв привычным жестом взъерошил коротко стриженные смоляные волосы. Синие глаза на миг подернулись дымкой – парень думал. Затем пожал плечами.
       - Не знаю, па. Я… мне сказали, что это рабыня. Мы были в порту, и я… выиграл ее в карты. Но мне кажется, что в данном случае нам просто подсунули проститутку, которая сильно задолжала кому-то.
       Дарс откинулся назад, щурясь на сына.
       Пожалуй, не врет.
       И вместе с тем все это совершенно не похоже на правду.
       И, черт возьми, племянник императора. И проститутка. Даже если так, скверная история.
       Несет тебя совсем не в ту сторону, сынок. А как остановить?
       - Тебе известно, что в Империи запрещены любые формы рабства?
       Клайв развел руками.
       - Слушай, па. Мы были в порту, играли в ресторане. К нам подошел вполне себе гуманоидный мужик, предложил сыграть с нами. Сказал, что ему есть что поставить. Ну и проиграл мне. А потом приволок к нам в номер на поводке эту… Сказал, что его рабыня, привез ее с войны в Дирсах, и что теперь она наша. Вернее, моя. Вот и все.
       - Рабыня, значит, - пробормотал Дарс, - что ж ты плохо следишь за своим имуществом? Дал другим попользоваться, а?
       - Ну, па, я ж не мог… отказать… он мой друг. Один из немногих.
       - Ты идиот, – резюмировал Дарс, - и проклятие тут не при чем. Мне жаль, что я вырастил сына-идиота. Племяннику императора недопустимо пятнать себя чем-то подобным, хоть это ты понимаешь?
       Клайв вздохнул и сник.
       - Более того, тебе известно, что в Империи нет рабства, - холодно произнес Дарс, - но вы, кучка придурков, получили в руки неизвестно откуда взявшуюся девчонку и решили развлечься, так? И что, сладко быть хозяином?
       

Показано 1 из 12 страниц

1 2 3 4 ... 11 12